пятница, 25 ноября 2011 г.

Из дневника Алины.

"Дорогой дневник!
Ещё темно и даже не успел прозвонить будильник, а я не сплю. Нужно записать, чтобы не забыть, ведь забывать никак нельзя. Мне сон приснился. Там была я и какое-то существо. Он был в дырявой шляпе и от него пахло весной. Только у него имени не было. "А можно я тебя буду звать Мио?" Он заулыбался, щеки разрумянились и согласился. Мы гуляли с ним. Или нет? Главное, мне сейчас очень тепло и переполняет легкость. Ой, будильник звонит! Испугалась. Побегу чистить зубы и пить чай с гренками и малиновым вареньем. Здравствуй, новый день!"

Одиннадцатый месяц.

Когда наступает ноябрь, самый сложный для Яна месяц, в это время у  него одна мысль – о медведях, о том, что они явно умнее людей. Ведь они спят и не видят этой нарастающей пустоты. Это серое, голое, промозглое пространство.
Ян дипломатично выстроил отношения со всем календарем: с его листвой (и зеленой и жухлой), со снеговиками, цветными вязанными носками, мартовским воздухом, с уменьшением одежды на твоем теле, с пахучими дынями и пирожками с брусникой.
А вот с ноябрем не сложилось.
Да и, собственно говоря, в этом году с ноябрем ничего не изменилось, он такой же. Только вот Ян совсем забыл о нем. Забыл о шапке на голове и моросящем дожде, о хмурости. Зацвело его деревцо, которое он какое-то нескончаемое количество зим растил, поливал, разговаривал, рыхлил землю. И вот оно зацвело. В ноябре.

Да.

Если совсем все упростить, если убрать обстоятельства и прибавить к этому безграничность, то нужно жить там, где тебе хорошо. Собирать чемодан и ехать именно туда. К норвежским фьердам или звездам Исландии, туда, к людям с  медовой кожей и неспешной довольной походкой или поближе к тем, кто круглый год ходят замотанные по самые уши в цветные шарфы, которые делают из еды культ, наслаждаясь и упиваясь ее запахами, либо в горы, чтобы небо было ближе и ужин у костра.
А моя Грушка к морю поедет. Оно уже слишком давно ей снится.
Сидеть на берегу по вечерам, завернувшись в плед пить горячий чай из термоса и рисовать птичек, или ещё что-нибудь. Может, конечно, это занятие ей быстро надоест, но чтобы это узнать она должна туда добраться. К морю.

Тадеуш и Питер.

Мальчик в клетчатой рубашке – это Питер. Друзей у него совсем нет. Не получается и все тут! А родители почти всегда на работе, есть ещё старший брат, который все время зазнается (мама говорит, что у него «возраст такой» и нужно потерпеть),  к тому же, он просто коллекционный зануда. А это, извините, от возраста не зависит!
Правда, все это до Тадеуша было. С ним они как-то очень быстро и легко сошлись. Ведь этот любитель красных бабочек (кстати, никогда «в свет» без нее не выходит) тот ещё рассказчик-фантазер. С ним жуть как интересно! Особенно небо и звезды любит. Часами может и про белых карликов, и про туманности, и про галактики, и про… Если честно, я в астрономии совсем никак, поэтому пишу только то, что запомнила, а за подробным рассказом – это к Тадеушу.
На днях, кстати, они собрались телескоп делать. Сами, так сказать «своими руками». И уже все купили: и лупу, и линзу, и разные жгуты ,и пластиковые трубки. Будет у них свой телескоп.
Вот такая история.

Фрэнни и Сид.

Когда-нибудь и у меня будет собака, обязательно. Большая или не слишком, может, лохматая, озорная и умная. Будет периодически грызть мои книги или провода и смотреть невинными глазами. А из-за любви к Сэлинджеру назову ее, наверное, Симором.
А пока, собаки есть у моих кукол. Маленькая Фрэнни (23 см) и Сид (10 см) живут у моих родителей.

Raspberry&blueberry.

Июнь 2011 год.

Вино из одуванчиков.

Моя первая кукла. Не совсем так, конечно, но она была первая именно такая: ароматизированная, с такой формой тела и прической (раньше из шерстяных ниток делала), с улыбкой. Да, лицо совсем простое, но рисование - это какое-то непостижимое таинство для меня. И даже такая простая улыбка-ухмылка сложность.
Это был май, время, когда все было желтое от одуванчиков. Маленькие простые цветочки, а их сейчас, в ноябре, так не хватает.  А ещё, кролики их очень любят. Мой за них даже разрешал себя гладить, а он у меня ведь совсем не ласков.
Вот она, моя девочка:

Счастливый билет и запасной шарф.

Время действия - апрель 2011 года, именно тогда появился мой, наверное, жираф, а может и лошадь или вообще зебра.
В чемодане - запасной шарф и счастливый билет. Поехал он к морю, ракушки собирать.