понедельник, 31 марта 2014 г.

...и снова стать большим.

Истории рассказывает он. Эта уже четвертая.
***
То вверх, то вниз. То уменьшаешься до размеров песчинки и пугаешься каждого вздоха, то становишься большим как гора и кажется, что можешь абсолютно всё. Тем мартом я помню стал совсем крошечным, совсем перестал собирать слова и редко выходил из дома, совсем позабыв про весну и её запахи.
И всё же иногда, набравшись смелости, я шел в лес подальше от чьих-либо глаз.
Вдруг чьи-то шаги, шорох и едва слышное «тихо, тихо, не бойся!». Нет, это не мне. И вижу кого-то, он всё ближе… это был голубой лисёнок. Нет, уйти уже не успею. «Привет! Я птицу нашел, у неё крыло перебито! Нужно ей помочь, только без тебя я не справлюсь. Нужно будет её подержать!» И как-то мы оказались у меня дома и лисенок ловко перевязывал крыло. И когда всё было закончено, сказал: «Первый раз это делаю! А ты молодец, спасибо!» и рассмеялся. Рассмеялся таким добрым, щедрым и весенним смехом,  он заполнил всю комната и я… понял, что больше не маленький, я не хочу быть маленьким. Не хочу и не буду. Хочу видеть весну и летать и сочинять и…

После у птицы появилось имя – Густав и с Лисёнком они отправились на северо-запад к маяку, а я дальше... дальше собирать слова.

 

четверг, 6 марта 2014 г.

Ян Мильман третий.

Когда перестаю что-либо успевать вспоминаю об Яне Мильмане третьем и его псе (имя которого я безуспешно где-то потерял).  Вдох-выдох, улыбка и я снова спокоен. 
Ян Мильман третий. Уж не знаю, какие силы могли заставить его начать нервничать и торопиться.
Помню, как мы шли по дороге, я ловил его слова и счастье наполняло меня. «Весна ведь, она всегда неповторима, а мы всё спешим и спешим… Смотри. Как почки на деревьях набухают, как меняется небо, как оно становится теплым. Заботы и хлопоты? Они ведь всегда будут, всегда будет что-то случаться.
А знаешь какой сегодня день? День сочинительста, выдумательства и написательства сказок. Не умеешь? Так я тоже, но это что-то меняет? А какие в детстве любимые были? Про рыцарей… о! Так, с чего бы начать?! Ведь это самое сложное начать! Давай тогда про рыцарей? А как назовем... Эй, чего ты боишься?! Давай про рыцаря, который не знал, что он рыцарь. Ведь каждый в душе храбрец, нужно лишь поверить в это, ну и определенные обстоятельства для геройства. А мы их нашему рыцарю обеспечим. Так вот...»
Не все слова остались, но помню как хохотал и радовался, радовался весне, радовался Яну Мильману и тому, что кто-то верит сказки, а вместе с ним начинаешь и ты...