четверг, 23 апреля 2015 г.

Мой дом.

Потому что мир полон добра и чудес. Ну да, помимо них, есть много другого черного и  худого… Но пусть они мимо летят, эти другие. А сегодня тепло и я не заблужусь. Сегодня мне наколдовали дом, самый лучший дом, потому что в нем нет ни стен, ни потолков, ни границ, ни замков.
Мой дом везде, мой дом внутри.

 

понедельник, 20 апреля 2015 г.

Про воздушный шар.

Это история про воздушный шар. Хотя, собственно говоря, про него можно было лишь сказать, что он БЫЛ. Никаких злоключений, погонь, приключений, преследований. Нет, ничего такого не было. Зеленый шар просто был, но зато какой! Он был зеленый! Вы только послушайте, как это звучит: зе-ле-ный шар! Цвет листвы, когда в небесном кинотеатре все показывают, как зима с весной спорят, как одна все уходить не хочет, а другая все ревёт и ревёт, да ещё с этим обормотом-ветром дружбу завела. Поэтому я никак не мог не рассказать про зеленый воздушный шар, который просто был!



воскресенье, 5 апреля 2015 г.

Фонари.

Этот разговор в невесенний весенний день, однажды, принес мне ветер. В день, когда если прислушаться, можно было услышать звон льдинок на берегу, в день, когда горели ярко-ярко все фонари кругом..
«Знаешь, Грюм, когда я был маленький, в королевстве, где я жил царил глупый и донельзя серьезный Король. Он как полагается, больше всего любил монетки, хранил их, оберегал, пересчитывал. И выдавал, только на самое необходимое. Самое-самое! И понятное дело, на такую ерунду как лампочки, как фонари  он выдавать свои наикрасивейшие отполированные монетки не хотел, поэтому на улицах было темнее темного, чернее черного. И с приходом ночи, глядя в окно, я мечтал, что зажгу когда-нибудь сотни фонарей, чтобы никто и никогда не терялся, чтобы путники видели этот свет и знали куда идти, чтобы… чтобы внутри у них становилось тепло, чтобы каждый…каждый сам начинал гореть и светиться и чтобы никто и никогда не был одинок».
И ярко горели фонари в тот день, а ветер шептал «чтобы никто никогда не терялся… чтобы никто не был одинок».