суббота, 30 мая 2015 г.

Секретное место.

Когда одуванчики становятся пушистыми, придти в свое секретное место  и выдумать приключение длиною в лето. Чтобы потом, когда шарф до ушей, находить в карманах песок и теплые соленые морские камушки, а в книгах цветы, листики, травинки, былинки. Чтобы стоптанные башмаки в углу и не убирать их и всегда на виду, помнить какие дороги были, пути. Как солнце на коже, как щуришься, как улыбаешься, как по лужам босиком, босиком по траве, по песку босиком, как бежишь, как не спишь, как плывешь. Да, в своем секретном месте выдумать себя летнего и беззаботного и да будет так.


 

пятница, 29 мая 2015 г.

Белая улитка.

Когда-то давно, в пору моей юности, в месяц, когда все было желтое от одуванчиков, когда в голове весна танцевала и был я быстр и ловок, красив и статен. Ну, почти быстр и почти ловок, и, на самом то деле, не так уж и красив, и совсем не статен, но все же не о том. Знал я белую улитку и это было величайшее знакомство. И вот совсем ни разу, ни капельки не преувеличиваю. Величайшее знакомство с маленькой удивительной улиткой. Прошу заметить – с белой улиткой! Как я потом узнал, улиточный народ весьма… ох, слово забыл! Да, вспомнил, консервативен улиточный народ донельзя и не любит, чтобы кто-то выделялся. И быть бы улитке альбиносу, среди коричневых собратов завернутой в издёвки и смешки, а получилось, что она стала особенной. Потому что умела смеяться как никто, потому что знала кучу историй, с ветром дружила и на жуках летала и потому что поразительным образом не пряталась и гордилась тем, что она белая!


 

среда, 27 мая 2015 г.

А рыбы летают.

А когда-то меня не было. Нет, я был, но меня в то же время как будто и не было. Я ведь маленький, совсем маленький. И совсем как-то невзрачный и маленький, да…  Я всех видел, а меня никто. Ой, что вы?! Не было, ни колдовства, ни коварства, ни проклятий невидимости. Просто, просто я был слишком маленький.
А когда-то меня не было, но это «когда-то» встревожилось, когда впервые прозвучало от человечка в колпаке цвета спелой сливы  слово «Здравствуй!». От «ты чего такой грустный?» с испугу начало икать,  а вот «как думаешь, рыбы летают? Им сны снятся?» навело полнейшую панику и обратило в босоногое бегство, так как ботинки, так и остались под кроватью!
Да, когда-то меня не было. Но это было лишь когда-то. А рыбы все же летают, рыбы мечтают, рыбы над городами на облаках проплывают. 



среда, 13 мая 2015 г.

Море.

Даже не знаю, как подступиться к этой истории, чтобы не пересиропить.
Попробую все же. Пришло ко мне на днях письмо, где было всего пара фраз: «Здравствуй, дорогой друг! Я на месте, я добрался. Твой Ч.»
Значит, добрался, значит, не испугался и все же преодолел 15 пустынь, и острова летающих камней и ветров-обормотов, и прошел среди деревьев великанов и хитрых бобров… И все же добрался, добрался к морю. Добрался! Первый со времен великой засухи. Он часто говорил, что оно ему снится, снится как щекотно лижет пятки, как по воде гуляют морские барашки, как оно шумит и как оно приносит покой в его беспокойное сердце. А все только подсмеивались. Ведь это невероятно, добраться до моря! Ведь пятнадцать пустынь, ведь ветра, ведь бобры…
Но мой Ч. на месте, он добрался!


пятница, 1 мая 2015 г.

Пятнышко.

А единорожка все смотрел на свое отражение и не мог поверить:
«Лавандовый, сиреневый, васильковый… как думаешь, какого я цвета теперь? Да, точно, колокольчиковый! Колокольчиковый! Динь-дон, динь-дон и музыка внутри. А помнишь, помнишь, я ведь совсем черный был, когда мы встретились. Тогда, когда листья свои прощальные хороводы водили, когда небо стало свинцовым и все не спеша замазывалось серой краской. Когда я совсем один был… Ух, ты я ведь в сирене теперь могу прятаться! Я ж такой колокольчиковый. И не найдешь меня. Ведь будем, будем с тобой в прятки играть? Ведь будем? Осталось её дождаться, сирень в смысле, когда зацветет и может и пятнышко мое совсем исчезнет… И будем играть! С тобой!»
Единорожка  бегал кругами вокруг этого человечка в очках. И был такой счастливый и такой почти сиреневый.